~Хроники Нарнии~

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ~Хроники Нарнии~ » Скандар Кейнс-Эдмунд Певенси » Интервью Скандара


Интервью Скандара

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Здесь все интервью Скандара:

Одна из интереснейших историй диснеевской экранизации «Хроники Нарнии: Лев, Колдунья и платяной Шкаф» происходит между младшим из братьев Пэвенси- Эдмундом ( Скэндар Кейнс) и «королевой» Нарнии: Белой Колдуньей Джадис, которую играет Тильда Суинтон.

ComingSoon.net взяли интервью и Суинтон и Кейнса об их героях, и отношениях между ними в этой истории.

CS: Вы читали книги Льюиса в детстве?
Тильда Суинтон: Нет. Кажется я единственный человек в этом мире, кто не читал их в детстве.
Скэндар Кейнс: Я читал. Я никогда не думал, что эта книга имеет столько последователей, и сейчас я вижу, что это так. Но я никогда не ощущал никакого давления.

CS: Но у вас есть чувство, что этот фильм станет значимым, и если да, в чем, вы думаете, будет заключаться эта важность?
Суинтон: Мы ощущали размах этого фильма, хотя бы из-за того, сколько средств было вложено, и около 1500 людей ежедневно обедали. Я не могу рассуждать о его значимости, потому что, как я уже говорила, я не верующий человек. К тому же в детстве я не была « нарнийкой», поэтому не испытала на себе этого воздействия. Я знала, что Нарния очень много значит для людей, но до недавнего времени я не осознавала, насколько велико количество тех людей, для которых эта вещь имеет огромнейшее значение. ( к Скэндару) Должно быть ты почувствовал это лучше, ведь это оказывает сильное влияние, когда читаешь книгу будучи ребенком.

CS: Прочитав теперь книги, думаете ли вы, что Адамсон остался верен ее духу в своей экранизации?
Кейнс: Да. Пасынок Льюиса присутствовал на съемках в качестве консультанта, чтобы следить затем, чтобы мы не ушли слишком далеко, чего мы и не делали. Фильм очень соответствует духу книги. Многие поклонники книги, увидевшие фильм, теперь говорят, что мы не стали заниматься изобретением уже существующего. Мы никогда не занимались перекраиванием имеющегося материала, мы расширяли его…добавляя немного азарта. Ведь батальные сцены в книги занимают всего страницу.

Суинтон: На самом деле- всю книгу, для тех, кто, как я, присоединился к этому так поздно…Не зная фильма целиком, вы обращаетесь к книге, как в свое время сделала я, и она такая маленькая! Она действительно очень-очень маленькая и К.С. Льюис написал ее настолько чудесно, что каждая строчка пробуждает целый живой мир, и битва только вот такая часть этого.( делает жест рукой, изображающий маленькое количество)

CS: В книге есть сцена разговора Белой Колдуньи и Аслана в его шатре. Её снимали для фильма?

Суинтон: Нет, ее нет, как и в книге, есть только сцена, как они уходят.Я не думаю, что в книге они разговаривали в шатре, они просто прошлись по холму, беседуя- но вы при этом не присутствуете. Рассказчик не проводит нас туда, мы не знаем, что там происходит. Кто знает, что происходит между силой вселенского Зла и силой вселенского Добра…мне кажется, это то, что каждый должен представить самостоятельно.

CS: Что вам больше всего нравится в ваших героях?
Суинтон: Я на самом деле играю не совсем героиню в привычном смысле, ведь Белая Колдунья не человек, это дало мне возможность не укладываться в привычные рамки. Я не знаю, что мне нравится в ней, действительно. В ней нет человечности, в этом смысле она интересна в своем беспрекословном доминировании надо всеми, но я считаю это достойным презрения и неприемлемым для людей. Но на ней это смотрится подходяще.

Кейнс: Мне нравится Эдмунд, и то, что он прошел через это приключение и смог сильно измениться, и то, что мне выпала возможность сыграть очень много различных ситуаций. Это было великолепно, бросало мне вызов, значило, что я могу заставить себя взять более высокую планку. Эндрю-перфекционист, и это потрясающе, это означало, что он никогда не разочаровался бы во мне. В конце дня, я уходил с чувством вознагражденного за работу.

CS: Скэндар каково было ваше отношение к переходу вашего героя от плохого мальчишки к хорошему, вас не просили сыграть его как еще более плохого?
Кейнс: Не всегда легко, ощущение менялось, но когда я делал правильно, я ощущал очень большое одобрение, так я чувствовал, что то, что я сделал- это то, что нужно. Я не думаю, что от меня требовалось сделать его более непослушным. Там этого достаточно.

CS: Скэндар, это серьезный эпос, как вы ощущаете себя при том, что это ваш первый фильм?
Кейнсs: Классно.Это было здорово. Не знаю, как дело обстоит на других съемках, подобных фильмов…но это было здорово.

CS: Вы подружились с другими участниками фильма?
Кейнс: Да. То, чего хотели и добивались Марк и Эндрю вплоть до финальных съемочных тестов: чтобы мы были как одна семья, чтобы мы подходили на свои роли, и это было невероятной удачей. Когда мы были в Новой Зеландии, мы были как одна семья, было замечательно, что мы так подошли друг другу.

CS: Много ли вам приходилось тренироваться для батальных сцен?
Кейнс: Да, я делал все трюки самостоятельно.
Суинтон: Даже поедание рахат-лукума, что было самым большим испытанием.

CS: Для тех из нас, кто не в курсе, что такое рахат-лукум?
Суинтон: Ну, есть те, кто скажет, что это самая вкусная вещь на свете, но есть и такие, кто скажет, что это гадость- и я среди них.На вкус как мыло.

Кейнс: Одну они сделали их стекловолокна с тальковой пудрой. Это вкусно, если есть в небольших количествах… Не в огромных количествах.

Суинтон: Похоже на желе… не могу подобрать западного эквивалента.

Кейнс: Это одна из тех штук, которые растают в ладони, если держать в руке слишком долго.

Суинтон: Как те штуки, что продаются в магазине приколов.

CS: Вы знали, что от вас потребуются сделать многое на съемках этого фильма?

Кейнс: Я разговаривал с Эндрю и мы репетировали. В первый день мы прибыли в Новую Зеландию в пять часов утра, он отправил нас в съемочный городок,и мы начали репетиции. Я разговаривал с Эндрю также на прослушивании,и мы в своем роде все разрешили.

CS: Вы обучились верховой езде?
Кейнс: Да, я научился. До съемок последних сцен это не так много понадобилось, но я умею.

Суинтон: Ни Уилл, ни Скэндар не владели верховой ездой до фильма, это действительно впечатляет. Они скачут по полям на лошадях без седел и уздечек.

CS: А вы ездили до этого на колеснице?
Суинтон: Не в фильме

CS: Тильда, в чем заключается трюк, благодаря которому вы выглядите такой высокой в фильме?
Суинтон: Платье и совсем немного- каблуки. ( к Скэндару) ты был намного меньше, когда начинал сниматься. Ты вырос до шести с половиной дюймов во время съемок, думаю, ты вырос еще на два с тех пор.

Кейнс: Мой рост был 4 фута 9 дюймов.

Суинтон: Однажды мы давали телевизионное интервью на фоне постера с нашими со Скэндаром изображениями, он выглядит совершенно по-другому.

CS: Что делали с вашими глазами, что они в фильме выглядят такими страшными?
Суинтон: Я носила контактные линзы различных цветов.Эта идея пришла нам с Эндрю: когда колдунья убивает, ее зрачки расширяются, как у кошки, которая убивает мышь или птицу. Нам пришла эта мысль, сделать ее более пугающей.

CS: Как вам работалось с юными неопытными актерами?
Суинтон: Самая важная вещь при работе с кем бы то ни было, не важно опытный ли это актер или нет, чтобы это была личность. Актеры это либо те люди, у которых есть опыт узнавать, что нужно, чтобы стать личностью, либо те люди, у которых вообще нет опыта, но тем не менее они это знают. Возвращаясь к тому, что я говорила о создателях фильма, у нас был разговор с Эндрю о том, чтобы объединить этих детей…( к Скэндару) Извини, что называю тебя ребенком, я знаю, что ты уже взрослый парень, но тогда ты был ребенком… он собрал настоящих людей и это компенсировало их неопытность, я думаю, они всегда останутся очень разносторонними людьми, даже снимаясь в фильмах. Это похоже на фильм «Дурная привычка» , когда разных людей объединяют в группу.

CS: Возникали ли у вас религиозные аллегории при создании фильма?
Суинтон:У меня никогда не возникало религиозных аллегорий, но возможно потому, что я никогда не искала религиозных аллегорий. Возможно, те, кто ищет такого рода вещи, найдет их. Я не знаю, это зависит от их религии. Там все происходит на глазах у зрителя.Думаю, это не религиозный фильм на самом деле. Это классическая сказка о выживании и независимости; что в своем роде не свойственно религиозному подходу, как не свойственно желанию полагаться на других людей, или какую бы то ни было систему верований. Это история о глубоком самопознании того, кто ты есть, когда ты далеко от своих мамы и папы.

CS:Вы видите какое-то сходство между вашей героиней в этом фильме и в Константине?
Суинтон: Никакого сходства.Они находятся по разные стороны.Я рада, что решила работать в этих фильмах примерно в одно время, и эти решения в чем-то взаимосвязаны. Мне нравится, что в начале года я играла ангела и в конце года- олицетворение зла. Я думаю, они очень разные в том плане, что архангел абсолютно убежден, что Богу нужны души, чем больше,тем лучше.Архангел- иллюстрация идеи того, что дорога в ад иногда может быть проложена и хорошими намерениями, но она тепла по-демонически. Мне была интересна идея, которая характерна людям: совершенно забыться в сознании своей беспрекословной правоты; и мы все знаем, что такое возможно. Я бы сказала, что это единственное сходство между героинями. Поэтому обе они чувствуют тягу к злу или вовлечены в него, потому что это и есть истинная сущность существования в абсолютной и непоколебимой уверенности своей правоты. Конечно, Белая Колдунья даже не интересуется вопросами правоты или неправоты. Она просто есть Зло.

CS: Учитывая, что вы сделали карьеру, снимаясь в независимом кино, что заставило вас сказать «да» кино крупному?
Суинтон: Честно говоря, я не увлечена идеей сделать карьеру. Я забочусь о том, чтобы наслаждаться жизнью, я выбираю друзей, с которыми хочу быть вместе на время съемок фильма. Конкретно в мире независимого кино это могут быть годы, поэтому вы должны выбрать правильно. Я выучила это правило очень рано, когда получила первый опыт работы с Дереком Джарманом, и пронесла его через все девять лет работы над семью фильмами: дружба- самое ценное, что вы можете найти на съемочной площадке.
Это замечательно срастись с вашими партнерами, действительно. Поэтому я всегда ищу людей, с которыми мне хотелось бы проводить время. И мне с этим до сих пор очень, очень везет.

CS: Но с точки зрения бизнеса, не лучше ли сыграть в Константине или Нарнии, чтобы заполучить зрителя в зал, нежели сниматься в низкобюджетном кино?
Суинтон: Есть категория людей, с которыми меня ассоциируют, которые будут кивать головами и вероятно скажут «да» Не сомневаюсь в этом. А я очень надеюсь на то, что благодаря Уолту Диснею люди пойдут, если мы расскажем об этом, и найдут фильмы Дерека Джармана или Линн Хершман, и это действительно вдохновляет меня.
Возможно, благодаря этому мне будет проще сниматься в кино в будущем, т.к. это большой плюс. Продолжая тему, я хочу сказать, что стала бы работать с Эндрю Адамсоном даже если бы он снимал этот фильм на парковочной площадке с бюджетом 200 000$. Я говорю серьезно.
Это было дополнительной удачей, что мы каждый день летали к съемочной площадке на вертолете

CS: Какие у вас планы после Нарнии?
Кейнс: Я иду в школу.На лекции и семинары.Мне прочитали целый курс лекций, когда я вернулся из Новой Зеландии, хотя ничего еще не завершилось.

Суинтон: Я еду домой к своим детям, а затем в новом году я снимаюсь в Нью Йорке с Джорджем Клуни.Это фильм « Майкл Клэйтон» Тони Гилроя, над ним работает та же команда, что и в «Трафик» и «Сириана»- политико-общественная история, снимающаяся в Нью Йорке.

CS: Студия оставила открытыми двери для новых фильмов, у вас есть какие-то контракты, подтверждающие ваше участие в следующих фильмах?
Кейнс: Я проверю.Не знаю, собираются ли они делать другие фильмы. Вам надо спросить Эндрю или Марка.

CS: Тильда, мы сможем увидеть вас в сиквеле?
Суинтон: Возможно,потому что « Племянник Чародея»- приквел истории и в ней есть Джадис. Я очень, очень надеюсь, что они будут снимать эту историю, она озорная и нравится мне.

CS: Такая возможность упоминалась?
Суинтон: Ну очевидно, что они называют эту вещь «Хроники Нарнии», очевидно что перед тем, как написать это на постерах, кто-то думал, что если этот фильм привлечет людей в кинотеатр, они рассмотрят возможность создания других фильмов. Я не знаю…на самом деле, никто не знает.

Отредактировано Frida (2008-06-22 21:32:04)

0

2

ВотЪ новое с "ПРИНЦА КАСПИАНА":

Уильям Моусли (21 год) и Скандар Кейнс (16 лет), играющие Питера и Эдмунда Певенси в ряде кинофильмов "Хроники Нарнии". После успеха фильма, снятого в 2005 году  "Лев, Колдунья, и Волшебный Шкаф",продолжение фильма: "Принц Каспиан" - наконец с нами, и родные братья по фильму дали интервью Дэвиду Савагу относительно нового кинофильма, цыплят, кретинов и больше!

Это была занятная неделя для актеров "Принца Каспиана": они побывали на международных пресс-конференциях в Праге во вторник, и теперь в четверг 19 июня они вернулись назад в Лондон, для интервью и пресс-конференции Великобритании.

В полдень Уильям и Скандар находились на первом этаже в Шикарной Гостинице в Knightsbridge. Они дружелюбны, забавны и полны энергии, несмотря на неделю тяжелого продвижения, но они были очень благодарны, если их начнут спрашивать что-нибудь немного различное от нормы, так как те вопросы уже надоели и их ответили уже сотню раз.

Они стараются не быть серьезными, и постоянно обсуждают и дразнят друг друга подобно очень близким друзьям.
(Кстати, несмотря на некоторые сообщения, Скандар оказался даже более развязным, чем Уильям)

Popkorn: Скандар, ваш герой был очень агрессивным и злым в первом фильме о Нарнии. В новом фильме герой Уильяма становится капризным и сердитым.
Это было хорошо для Вас?
Уильям: Вы знаете, я полностью наслаждался этим. Это был большой выход, и если вы знаете, но иногда играть такие роли очень сложно. Но я сразу почувствовал эту роль, будто она была создана для меня. И я смог почти перенести эту энергию, эти чувства, туда, в фильм. Вы можете использовать это и становиться сердитыми и полностью охватывать все нужные чувства. Я сейчас говорю как терапевт, но в принципе это так.

Popkorn: Я слышал, что Вы занимались в Нью-Йорке в течение нескольких месяцев, до съемок фильма.
Уильям: О, да это было ужасно.

Popkorn: Ну и как вам Нью-Йорк тогда?
Уильям: Вы знаете, это действительно хороший вопрос.
Скандар:Спасибо за уникальный вопрос!
Уильям: Ну хорошо, я жил в West Village  в Нью-Йорке, и я работал с Шейлой Грей, которая была моим тренером по боксу, обучающимся в Бруклине.

Popkorn: окружение Бруклина. Это весьма дико.
Уильям: Да. Так что мои любимые притоны были клуб под названием Салон - я не думаю, что это называется как-нибудь по-другому, кроме того был клуб, который находился на James Street, мы иногда ходили туда. И еще там есть отличное кафе, называющееся Domar. А для позднего завтрака в воскресенье мы ходили в кафе под названием Cowgirl, который был абсолютно устрашающий. Он имел южный жаренный...
(Скандар смеется)
Уильям: ...реальный южный вид ресторана.
Скандар: Ну теперь вы видите, он же жил на ферме, так что потихоньку возвращается к его корням!

Popkorn:  Вы тоскуете по прежним временам? Долго привыкали к городу?
Скандар: Он избегает своих цыплят теперь. Он избегает цыплят.
Уильям: К сожалению у меня не было цыплят.
Скандар: У тебя БЫЛИ цыплята! Ты признавался мне что  имел цыплят!
Уильям: Ну...мы имели четыре цыплёнка.

Popkorn: Я не знаю, что было то, что сельски.
Скандар (крича) : Он поехал полностью!

Popkorn:  Тогда каждое утро вы вставали и доили цыплят?
Уильям: Я не думаю что вы можете получить из цыплят молока..кхм...Вы знаете я ожидал продвижения к городу. Я  хотел жить где-нибудь подобно Нью-Йорку, это было очень яркое место, и когда подрастаешь в том мире, этот мир открывает глаза намного больше. И я наслаждался каждой минутой этим миром. И я думаю, что вскоре куплю участок в Лондоне.

Popkorn: Получается вы - городской человек?
Уильям: Я не уверен что я - городской человек.
Скандар: Урбанизированный...
Уильям: Мне кажется, меня еще тянет на родину, но я...
Скандар: (с сарказмом фыркает) Да, ты определенно знаешь, что делаешь.

Popkorn: Вы всё еще должны окружать себя время от времени сельскими преградами и деревьями?
Уильям: Конечно!Да. Иногда я очень жажду этого.
Скандар: И сейчас, как вы заметили, он на пути к зверинцу.

Popkorn: Ладно, вернемся к фильму. Этот более мрачный  чем первый. Этот фильм удовлетворяет оба ваших вкуса?
Уильям: Я думаю что тон, определенно темный, но мне кажется, что это перенеслось от старых вещей из первого фильма. Что касается меня, я люблю новую, изменившуюся Нарнию. Действие происходит 1300 годами позже, и по моему это слегка более глубокий фильм, и герои в нем тоже более сложные, и история тоже. Так что я думаю старшие члены аудитории, будут смотреть его с неменьшим восторгом, чем младшие.
Скандар: Я думаю, что является очень важным, то, что на одной стороне в фильме есть темная часть, и в то же самое время фильм поддерживает эффект комедии. И я думаю этот фильм действительно реалестичнее первого, так как эти две стороны - мрак и комедия имеют одинаковые размеры. И в фильме все смешано в равных количествах, чтобы все выглядело красиво и похоже на реальность. И в то же время в фильме находится время на смех.

Popkorn: Я слышал, что некоторые из Американских религиозных критиков думали что это слишком грязно: "Они все идут в Нарнию...и убивают большое количество людей!"
Скандар: (Смеется) Мммм...
Уильям: Вы знаете что я думаю? Этот фильм поэтому и популярный, что имеет большое количество мнений.

Popkorn: Вы убиваете людей.
Уильям: Мы совсем так не делаем.
Скандар: Я не использовал бы слово "убивают". Наш крутой вид разоружает. Остановить. На мгновение.
Popkorn: С большими мечами.
Скандар: Арр!!
Уильям: Я думаю, что вы имеете абсолютно правильное мнение, так как некоторые из Христианских зрителей нашли "убийство" людей в фильме слишком злым, но если рассуждать логически фильм "Хроники Нарнии" совсем не Христианский.
Popkorn: Нет.
Уильям: Эндрю создал фильм от его собственного виденья, его собственного воображения, и я думаю, получился самый лучший фильм. Я надеюсь вы знаете, что лучше быть во главе с вашей собственной интуицией, чем с чьей-либо.

Popkorn: Я думал что этот фильм имеет гораздо меньшее количество очевидного религиозного уклона чем первый...
Уильям: Абсолютно.
Скандар: Ммм...
Popkorn: ...И вероятно меньше религиозного уклона чем книга. Скандар, вы сказали, что вы - атеист. Первый фильм всё же имел некоторую сильную Христианскую символику....
Скандар: Да.
Popkorn: ...Так была ли это проблема для вас? И когда вы читали "Хроники Нарнии" еще ребенком, вы даже не замечали этого, или всё же вдумывались в смысл?
Скандар: Когда я был ребенком, и когда я впервые прочитал книгу, я полностью вдумался в смысл прочитанного. Я очень восхищен творчеством К.С. Льюиса, но там не было никаких уклонов в определенную религию.  Фильм пошёл очень хорошо в Мусульманских странах, так что это доказывает, что аспект не жизненен, и не полностью неотъемлимая часть фильма. Это подразумевается и ко мне, поскольку я не имею проблем с другими верами.

Popkorn: Вы не были на месте презентации недавнего содействующего материала, Скандар, так же как и не были на премьере в Токио, которая прошла очень буйно.
Вы не приехали из-за школы?
Уильям: Нее, потому что он - фактический расист.
Скандар: Арр! Да, я не смог прийти. ТОЛЬКО Англия. Я буду говорить только с людьми в Англии. (смеется) Кхм...нет...Кроме того я атеист, я как Дарвин...
Уильям: Ага, фашистский.
Скандар: Нет, я сдавал экзамены. На самом деле очень скучная причина.
Popkorn: О, это наверно было весьма угнетающе.
(Оба кричат)
Скандар: Да, очень угнетающе...
Popkorn: Вы любите пугать?
Скандар: Да, очень (смеется).

Popkorn: Уильям, вы любите New York Comic Con, я знаю.
Уильям: О да я коллекционировал их.
Popkorn: Я тоже коллекционирываю комиксы.
Уильям: Правда? Какие?
Popkorn:Vintage British ones mainly
Уильям: Действительно!
(Оба улыбаются)
Popkorn: И большой New York Comic Con всегда выглядит интересно, и я всегда их смотрел, но меня немного беспокоют люди, одетые как герои Звёздных Войн, и всё это. Что вызывает такую волну народа?
Уильям: Это! И между Вами и мной...
Я был однажды в довольно хорошем месте с кондиционированным воздухом, но когда вы войдете туда, где находятся комиксы, и где "герои" Звездных Войн будут ходить вокруг, Вы заметили бы ужасную вонь. Я заметил, что не могу сделать и вдох.
(Скандар безостановочно смеется)
Уильям: Так что когда я пойду туда в следующий раз, я принесу с собой противогаз. Даже при том, что нужно идти за комиксом, эта вонь не подобна ничему, что я когда-либо видел прежде. Абсолютное безумство.

Popkorn: Есть ли связь между коллекционирыванием вещей и уборкой? Как эти две вещи соответствуют вместе?
Скандар: Эти коллекционертишки тратят все свое время, ища вещи и собирая их...
Уильям:Точно - они не имеют время! И они думают, что все это можно сделать в один день, и если будет дождь, они сойдут с ума.

Popkorn: Считаете ли вы себя хоть в чем-нибудь кретинами?
Уильям: Я - полный и чрезвычайный кретин.
Скандар: Да, он - самый большой кретин, которого я когда-либо встречал.
Уильям: Неее, в тебе гораздо большее количество кретина чем во мне!
Скандар: Как это - я - большее количество кретина?
Уильям: Поскольку ты любишь школьную учебу гораздо больше, чем я когда-либо делал!
Скандар: (сорванный) Я Люблю....Ты Что Шутишь?

Popkorn: Так из-за чего вы считаете себя придурками?
Скандар: Он любит чай.
Popkorn: Чай?
Скандар: Он большой чаелюб. Ты случайно не собираешь чайные чашки или заварные чайники?
Уильям: Нет, мне жаль что я не собираю. Я могу считать себя кретином из-за многих вещей. я люблю фильмы - поэтому я могу быть немного кретином. И музыка 60-ых также,  поэтому я действительно реальный кретин.

Popkorn: А вы, Скандар?
Скандар:  Хммм...Я был очень большим фанатиком Звездных Войн, когда был немного младше.
Popkorn: Так вы хотели бы быть одним из людей в Comic Con?
Скандар: Я не сделал бы это непосредственно. Но я определенно наслаждался ими, когда подрастал. И...я не знаю. Что классифицировало бы меня как кретин? Я не знаю. Я думаю что кретины не могут распозновать свою придурость, именно поэтому.

Popkorn: Как вы справитесь, не находясь в следующем фильме "Хроники Нарнии", Уильям? Очевидно, это дает вам шанс, чтобы сделать что-то новое, но некоторым вашим соактерам будет туго в фильме без вас...
Скандар:Мы даем ему рекомендацию. Терапия. Он собирается проходить через это, он собирается проходить через это. (колдует руками)
Уильям: Нет, я не думаю, что мы будем избегать встречаться. Как вы знаете, Анна и Эндрю, не будут дальше сниматься в фильме. И я не думаю что это - конец света. Мне кажется я закончил все, что связывает меня с Питером, я дал ему мой лучший выстрел.

Popkorn: Похож ли на вас Дэниел Рэдклифф, не делая выбор ролей, которые являются далеко от фантазии...
Уильям:Хорошо, я думаю, я удачлив. Я не сделал семь фильмов. Я сделал только два. И мой следующий фильм, который будет называться Magna Carta, слегка кровавый, будет по тому же самому виду линий, что и "Нарния", и также реалистичен.

Popkorn: О, новый фильм. Так что это официально?
Уильям: Это Официально.

Popkorn: Здорово! И в следующем фильме о Нарнии тогда, Скандар, у вас будет большое количество крупных планов.
Скандар: Точно!

0

3

Возвращение в Нарнию.

Накануне Дня защиты детей мы решили изменить привычной традиции и в рубрике «От первого лица» предоставить слово не звездным родителям, а звездным детям. Наши сегодняшние собеседники – самые младшие из семьи Певэнси, новой встречи с которой с нетерпением ждали все поклонники Нарнии. С очаровательной Джорджи Хенли, исполнительницей роли Люси, и повзрослевшим Скандаром Кейнсом, сыгравшим роль Эдмунда, нам удалось побеседовать накануне премьеры нового фильма серии «Хроники Нарнии: Принц Каспиан», посмотреть который можно во всех кинотеатрах страны с 16 мая.

Каково это было – снова сниматься в фильме про Нарнию?

Джорджи: Я чувствовала себя намного менее нервно, чем в первый раз. А еще на съемках первого фильма я встретила много замечательных людей и уже успела по ним соскучиться. Поэтому я очень рада была снова вернуться на съемки и познакомиться с новыми людьми. В фильме много новых фантастических героев, например, Принц Каспиан, которого играет Бен Барнс, он такой милый. Мы все поначалу беспокоились, что он нам не понравится. Но теперь и я, и Анна, и Скандар, и Уилл – все мы думаем, что он просто замечательный.
Скандар: Второй раз оказаться в Нарнии было намного лучше, чем в первый. Честно говоря, в первой части, «Лев, Колдунья и Волшебный шкаф», я чувствовал себя как загипнотизированный. Всего через месяц после известия о том, что мне дали эту роль, меня транспортировали в Новую Зеландию, и мы сразу начали работать. А я просто сидел там и думал: «Что тут вообще происходит?» Конечно, я потом быстро втянулся. Но вот работа над второй частью, «Принцем Каспианом», началась для нас как праздник, мы все уже друг друга знали, и это было своего рода возвращением в семью. На съемках первого фильма я то и дело говорил: «Привет, меня зовут Скандар, – а тут: – Привет, рад тебя видеть, как поживаешь?»

Я удивляюсь, что кто-то еще узнает тебя. Ты так вырос с прошлого фильма!

Скандар: Да, на целых 15 сантиметров. И еще за время съемок на два. Костюмеры были этим не очень довольны: приходилось все время доставать мне новые вещи или перешивать старые.

Новый фильм больше и лучше первого?

Джорджи: Я думаю, разница только в том, что в этом фильме намного больше всяких сражений. По сути дела, Певэнси и Принц Каспиан воюют с Королем Миразом, и есть много всяких драк на мечах, есть большая битва и всякое такое. Что по-настоящему классно, так это то, что все, кому понравился первый фильм, «Лев, Колдунья и Волшебный шкаф», сейчас повзрослели на пару лет, и фильм тоже повзрослел. Но при этом остались все эти милые существа из прошлого фильма: гномы, фавны, говорящие животные.

Но если смотреть на декорации, то «Принц Каспиан» кажется мрачнее первой части фильма. Вы бы с этим согласились?

Скандар: Безусловно. Недавно я посмотрел уже смонтированные куски фильма, и он выглядит совершенно по-другому. Там больше разных пейзажей, а некоторые декорации тоже намного больше по размеру, например замок Короля Мираза. Все стало мрачнее – первый фильм был немного более «детским». Я думаю, в итоге фильм получился впечатляющим, будет несколько захватывающих эпизодов. Один их них – нападение нарнийцев на замок Короля Мираза. Декорации настолько огромные, что просто дух захватывает: настоящий подъемный мост, стены с бойницами, главная башня. И повсюду сражающиеся люди и мифические существа.

И ты теперь в центре событий?

Скандар: Да, там есть сцена, где я скачу на лошади, сражаюсь мечом, а в последний день съемок этой сцены я должен был выбить дверь, потом нырнуть в ров и в конце концов вскочить на коня.

Разве для этого нет каскадеров?

Скандар: У меня даже есть футболка, на которой написано: «Все трюки я выполняю сам»! Хотя был один трюк, который мне не разрешили делать, потому что он проходил на большой высоте. Надо было скользить по крыше замка.

Но разве ты никогда не прыгал с канатом?

Скандар: Да, и много раз, когда мы снимали в Новой Зеландии. В Англии я прыгал со Скай-Тауэр, это самое высокое здание в Южном Гэмпшире. И я даже прыгал в США в Великом Каньоне, а это самое глубокое место в мире. Уилл (Уильям Мосли, который играет Питера Певэнси) тоже делал чтото подобное, но он был очень напуган. Он любит говорить, что он лучше в схватках, чем в сценах с трюками, но я так не думаю.

Предвижу, что в этом фильме намного больше схваток. Неужели и Люси принимает в них участие?

Джорджи: Да, и я была в восторге от этого, потому что в прошлом фильме Люси была простонапросто маленькой миленькой девочкой. В этой же части я, как и мальчики, сражаюсь наравне со всеми, размахиваю кинжалом, выполняю другие трюки.
В прошлый раз я ничего такого не делала, только мальчики. В этом же фильме и я, и Анна (Попплевелл) много скачем на лошадях. Я долго тренировалась. У меня есть конь по имени Камерон, с ним-то мы и тренируемся. И всяким новым вещам я тоже учусь с ним перед тем, как сесть на более крупную лошадь в фильме. Сейчас я начала ездить легким галопом, и мне очень нравятся эти ощущения. Лошади такие красивые и очень послушные.

Героиня Люси изменилась с прошлого фильма?

Джорджи: Я думаю, она повзрослела, как и я. Она стала смелее, у нее появилась своя точка зрения. Она спорит с Питером, к примеру, не с таким уж большим желанием она следует за другими героями, которые, в общем-то, приведут ее в одном моменте фильма к беде.

А Эдмунд, который был своего рода плохим парнем, даже предателем, в фильме «Лев, Колдунья и Волшебный шкаф», смог ли он исправиться в «Принце Каспиане»? И каково это – играть негодяя?

Скандар: Я не видел в нем негодяя. Я думаю, он хороший мальчик, просто делал нехорошие вещи, а в конце концов вернулся к брату и сестрам. Мне очень нравились мои сцены с Тильдой Суинтон в предыдущем фильме и то, через что должен был пройти мой герой. Но он очень изменился в новом фильме. Были моменты, когда он мог бы оскорбить свою младшую сестру, как в старые времена, но теперь он очень добр к ней. Он не раз спасает Питера, потому что герой Уилла в этот раз не такой крутой.

Новый фильм требовал больше отдачи с точки зрения актерского мастерства?

Джорджи: Да, намного больше, но я думаю, мы должны быть счастливы, что работали с таким режиссером, как Эндрю Адамсон. Он очень хорошо с нами обращался и никогда не критиковал. Он просто говорил, над чем нам следует поработать. Режиссер никогда не говорил, что все ужасно, даже когда мы знали, что это так на самом деле. (Смеется.)

Похоже, вам во всех отношениях нравится сниматься в «Хрониках Нарнии». Есть что-то, что вас не устраивает?

Скандар: Делать домашнюю работу для школы каждый раз, когда выдается всего лишь полчаса перерыва между съемками. Это нечестно.
Джорджи: Для меня главная проблема – находиться далеко от дома. Во время съемок я стараюсь хотя бы несколько раз съездить к маме и папе.

Да уж, во время съемок двух фильмов вам где только ни пришлось побывать! А где вам понравилось больше всего?

Скандар: Если говорить о пейзажах и природе, то я бы сказал, что в Новой Зеландии. Кроме прыжков с канатом, можно было кататься на каноэ посреди тропических лесов, и это было очень весело. А когда была премьера картины «Лев, Колдунья и Волшебный шкаф», мы летали в Нью-Йорк и в Токио, где было очень классно. Во время премьеры в Японии мы стояли на подиуме посреди огромного стадиона, вокруг была толпа из тысячи человек, нам все махали и улыбались. Я думал, что происходит что-то невероятное, я просто не мог поверить, что это со мной.
Джорджи: Когда мы снимали первую часть, «Лев, Колдунья и Волшебный шкаф», мне понравился Куинстаун на южном побережье Новой Зеландии. Там так красиво – горы и голубые озера. В этом фильме мне больше всего понравилась Прага, там очень красиво. Невероятная архитектура, а также оттуда совсем недалеко до дома, всего 2 часа самолетом, это намного ближе, чем от того места, где я сейчас живу, до Лондона.

Джорджи, заключительный вопрос мне бы хотелось задать тебе как самой младшей из семьи Певэнси. То, что ты стала звездой «Хроник Нарнии», наверное, изменило твою жизнь к лучшему. Все, как ты представляла?

Джорджи: Я не ожидала, что это будет такой большой фильм и что все пойдет так хорошо. Знаете, когда я была на прослушивании, все было засекречено, и нам сказали, что мы проходим отбор для фильма «100 лет зимы». А потом мы подумали: «Боже мой, это же «Хроники Нарнии»!» Но не скажу, что что-то сильно изменилось в моей жизни. Конечно, был весь этот гламур в Лондоне: мы общались с прессой, были на премьере первого фильма. Очень классно было слетать на премьеры в Нью-Йорк и Токио. Но, когда я возвращаюсь домой, в Илкли, я просто Джорджи, меня особо не узнают, и мне это нравится. Мне приятно ходить в школу, быть нормальным человеком и делать абсолютно обычные вещи.

Спасибо за беседу! Удачи и новых ролей!

0


Вы здесь » ~Хроники Нарнии~ » Скандар Кейнс-Эдмунд Певенси » Интервью Скандара